Підписка на новини УАВПП

 
Реєстрація
Забули пароль?

Партнери УАВПП

Посольство США Представництво Програми розвитку ООН в Україні Coca-Cola MIM-Київ Незалежна Асоціація телерадіоМовників


4 березня 2013

Денис Безлюдько, «Украинские новости»: Никому нельзя верить

Facebook Twitter LiveJournal

Директор по развитию «Украинских новостей» считает, что цинизм – базовое профессиональное качество журналиста

Денис Безлюдько возглавляет информационное агентство «Украинские новости» уже 10 лет. Формально его должность называется «директор по развитию». Такое малопонятное название он придумал себе сам, потому что надо было и главным редактором быть, и продажами заниматься. «Подумал, и решил назваться директором по развитию: никто ведь точно не знает, чем занимается директор по развитию», - объясняет Денис. А дальше мы говорим о профессии, смене собственников медиагруппы «Интер», в которую входят и «Украинские новости», а также о том, где брать денег, которых нет, и как относиться к УНИАНовским «медведям».

О цинизме и романтизме

- Денис, в нашей профессии есть романтики – те, кто отстаивает вопросы журналистских стандартов и свободы слова, и циники – те, кто говорит, что медиа – это бизнес, вот и зарабатываем, как умеем. Ты кто – циник или романтик?

- Ближе к циникам. Я слишком давно в профессии. Когда пришел, мне был 21 год. В 1997 году, за год до дефолта, схлопнулся фондовый рынок и моя работа вместе с ним. Я решил некоторое время перебиться в «Инвестгазете». Думал, это будет полгода – год, пока в универе доучусь...

Вот тогда была романтика. В 1997–2000 годах мы себя чувствовали демиургами, управляющими процессами. Это был кайф от работы и огромная ответственность за свои слова. Представь, как-то нам фондовики подарили программку для прогнозирования движения рынка MetaStock, в которой мы делали модные цветные диаграммы (с «бычками» и «медведиками»). И вот мы решили побаловаться: наложили индекс Доу-Джонса на данные ПФТС (Первая фондовая торговая система) и увидели, что они коррелируют, подписали выводы. А потом глава Комиссии по ценным бумагам выступил на пресс-конференции с нашим тезисом и нашим графиком. Я это к тому, что тогда журналистика была мозгом. Именно в этом и был кайф.

- Когда романтизм сменился цинизмом?

- Когда бегаешь и делаешь что-то руками – у тебя один взгляд на вещи. Когда переходишь на позицию редактора, а потом менеджера – начинаешь смотреть на все процессы по-другому. Главным редактором «Украинских новостей» я стал в 2003-м, и мне начали добавлять по чуть-чуть не только редакторские функции. Пресс-центр накинули. Рекламу на сайте. А по мере того, как прибавляются менеджерские функции, романтизм переходит в цинизм.

- То есть журналист – романтик, менеджер – циник?

- Не совсем так. Если вдуматься, цинизм – это базовое профессиональное качество и журналиста тоже. Никому нельзя верить, ничему нельзя верить: если тебе кто-то сливает информацию, значит, ему это зачем-то нужно. Пойми, зачем. И я рад, что в моем ньюз-руме это осознают. Ситуация с републикацией «медведей» у нас в принципе невозможна. Все радостно перепечатали, а потом так же радостно накинулись на УНИАН, даже не удосужившись подчистить новость на своих сайтах. И я понимаю УНИАН, который говорит: вы нас собрались бойкотировать, а где был ваш редактор и его мозг, когда вы это переставляли? Вместо Ctrl C – Ctrl V – посмотреть, подумать, позвонить.

- Ты не поддерживаешь заявление «Украинской правды» и «Зеркала недели» с призывом бойкотировать УНИАН?

- Нет. Я и в агентстве ругаюсь, если кто-то «мочит» коллег. Новость «Такое-то СМИ облажалось» у нас невозможна. Мы все на одном рынке – так не надо раскачивать лодку. Мы же в итоге работаем не с брендами, а с людьми. И там, в редакции, такой же Вася сидит, как ты.

Возвращаясь к романтике и цинизму – может, это и неромантично, но, по моим наблюдениям, ни один конфликт не решается в публичной сфере. Как показывает практика, положительно разрешаются те конфликты, где решения ищут точечно с акционерами. Это работает. А писать открытые письма – не работает. Для примера вспомните историю «Газеты по-киевски».

Нужно жить в реальном мире и понимать, что масс-медиа здесь – это олигархические структуры. За редким исключением. Отдельным айсбергом на рынке стоит УМХ, где Борису Ложкину под свой бизнес удается привлекать много разных денег. У остальных – это либо инструмент влияния, либо игрушка. В этой системе не надо никакой цензуры, надо просто понимать природу процессов, где медиа – смазка в экономических договоренностях: кто-то с кем-то «за что-то» договорился. И с таким раскладом люди должны осознавать, что от них ожидают не миссии по спасению мира, а спокойной работы. А взбунтовавшийся актив легче закрыть, потому что в нынешних условиях его купит «понятно кто», и он будет работать против тебя. Тем более что в качестве инструмента влияния у некоторых собственников остается телевизор – это бомбардировщик, который пролетает и выжигает все напалмом.

- Как ты объясняешь коллективу, что главное – не миссия, не профсоюзы, а «спокойно делать свое дело»?

- Я разговариваю с людьми так же, как с тобой. О цинизме и многократной проверке информации. О природе конфликтов. О том, что мы зарабатываем на продаже полезной информации. И что есть всего две валюты, которыми люди платят за информацию – деньги и время. Открытому ресурсу в сети платят временем, нам – деньгами. Поэтому если там вылезут «медведи», то читатели поплюются в комментах. А если это случится у нас – мы лишимся части денег. Война – плохо для торговли, а мы занимаемся торговлей.

О бизнесе

- Какова структура доходов «Украинских новостей»?

 - 60% - продажа закрытого контента, 20% - реклама, 10% - фото и 10% - пресс-центр. Специализация на продаже информации у нас остается. При этом украинские продукты – это 10% от продаж, 60% составляют русские и 30% – английские. Украинская версия – имиджевая, ее покупают в основном госорганы, но отказаться от украинской версии, работая в Украине, я считаю моветоном.

- Полезная информация – это какая?

- Та, которую ты можешь продать. Продаются лучше всего статистика и вообще цифры. Бла-бла – не продается. Конфликты не продаются. Потому что продать конфликт можно только его участникам – он больше никому не интересен.

- Что ты называешь «бла-бла»?

- Например, у нас не может быть новости, что депутат такой-то обращается в прокуратуру. Мы тут же позвоним в прокуратуру и переспросим: подано заявление или нет. Декларации о намерениях мы не печатаем. Кстати, задолго до движения «Честно» мы с партнерами запустили проект «Прозора демократія», в котором мониторим депутатские обещания и телодвижения, то есть откровенно их троллим. Причем делаем это без гранта, для души. Надо же что-то делать для души. Как-то нашли депутата, который за один созыв три раза сменил фракцию. Только написали, как «Обком» в своем духе подхватил и сделал новость о том, что «Украинские новости» нашли самую быструю тушку Верховной Рады. Через 10 минут после выхода новости «самая быстрая тушка» уже звонила мне. Сначала обещала, что приедут юристы. Потом политтехнологи. В результате никто не доехал.

- А в чем была суть претензии?

- Он кричал, что это наша ошибка. Когда ему прислали линк на сайт Рады – стал утверждать, что ошибка на сайте Рады. Мы сказали, что как только сайт Рады исправит ошибку –  мы тут же исправим. Он прислал нам копию письма на имя спикера, в котором требовал от Литвина исправить ошибку на сайте ВР. А успокоился только тогда, когда я потребовал, чтобы он это письмо отправил и показал мне регистрационный номер. На этом диалог закончился – всем все стало ясно.

- Часто приходится держать оборону? Претензий много?

- На нас постоянно кто-то обижается, в суд подает. У нас много судов. Пока я был помоложе, дергался. А сейчас понял, что если медиа не ошиблось, то по мелким делам суды, как правило, принимают решение в пользу СМИ. Если, конечно, нет конкретного заказа какое-то СМИ «завалить». На большинство судов я не хожу – незачем терять время. Еще ни один суд мы не проиграли.

О деньгах

- А где деньги?

- Денег сейчас на рынке мало. Гарантированно выживать, я считаю, могут только копипастерские ресурсы – у них низкий уровень затрат. Когда-то один издатель сказал мне, что прибыльнее создать 10 «дерьмо-ресурсов», чем один хороший. Если сделать плюс к Ctrl C – Ctrl V грамотный рерайт, то уже получается красивый агрегатор. Затратная часть у него маленькая. Нагнал трафика, поставил в правильных местах рекламу – и коси коса. Поскольку Web 2.0 – принципиально бесплатная среда, то производителей контента становится все меньше. Никто не понимает, зачем это надо – бесплатно производить дорогой продукт.

- Но ваш открытый сайт тоже ведь агрегирует контент…

- В 2004 году я уговаривал директора открыть главную страницу сайта, чтобы можно было продавать рекламу – потому что эти деньги на рынке появились, и их надо было как-то взять. До этого, если помнишь, у нас была закрытая первая страница, на которой предлагалось ввести пароль, чтобы получить доступ к материалам агентства. Были опасения, что если открыть сайт, то упадут продажи. Но мы оценили, что в сети и так гуляло процентов 10 нашей ленты. Причем активно перепечатывали не специфическую информацию, а «сиськи-кошечки». После запуска сайта этот процент копипастерской информации практически не изменился.

Если брать отдельно наш бесплатный сайт-агрегатор, то у него рентабельность достаточно высокая. Но при этом надо понимать, что он пользуется подкормкой: по украинским новостям – базой агентства, на которое пашет куча народу, а по международке – подпиской на РИА «Новости».

- Как ты относишься к user generated content? Это поможет удешевить производство контента?

- В 2007 году у меня был спор с президентом Киево-Могилянской академии и бывшим журналистом Сергеем Квитом, который утверждал, что блогеры всех нас скоро похоронят. Я не соглашался. Какой человек в здравом уме и твердой памяти будет по полдня дозваниваться людям, чтобы проверить информацию в двух независимых источниках? Или писать, к примеру, о «Сырах Бурлука», информация о которых понадобилась сегодня участникам рынка? Эта компания появится в ленте у блогера, если он этим сыром отравился. И все. Будут писать происшествия и постить кошечек. Вот это – то поле, на которое претендуют блогеры. Больше они за бесплатно ничего делать не будут.

- Но где брать деньги на создание контента?

- Вот мы собираемся запускать версию для планшетов, смартфонов и мобильных телефонов. Раньше я на этом рынке не видел денег. Теперь они там появились – значит, пора. Думаю, сейчас в медиа выиграет тот, кто придумает, как зарабатывать на физлицах. Потому что рекламная модель хороша для агрегаторов, там реклама способна окупить производство контента. Если же у тебя контент ручной работы, тебе на него никакой рекламы не хватит. Надо его продавать. Я вижу выход только в микроплатежах. Мы эту модель отработали на продаже фотографий. Пример, который отследил лично я: человек пошел с сыном в цирк. Фото, которые он сделал со своего мобильного телефона, не удались, а он ведет блог. Забил в поиск – нашел наш фоторепортаж о цирке. Пишет: хочу купить у вас 10 фото для своего блога. Мы отвечаем: 50 гривен – и они твои. Я не могу похвастать большими заработками, но деньги есть. За то, что им надо, люди готовы платить. И это вдохновляет. Значит, работать нужно в эту сторону.

- Ты обратил внимание, что в последнее время яркие запуски на медийном рынке делают непрофессионалы. Как бы ты это объяснил?

- Профессии нужна свежая кровь. Вспомни 90-е. Это было время нереального взлета карьер. Я пришел в «Инвестгазету» внештатным автором, а через год уже был редактором отдела. Тогда мы были той свежей кровью, которая была нужна рынку. А сейчас история такая: рынок в какой-то момент схлопнулся, все разбрелись. А тут – бах! – снова запуски, а люди уже из профессии ушли и вряд ли вернутся.

- 90-е приятно вспоминать еще потому, что тогда все хотели говорить, а сейчас что толку в запусках, если ньюзмейкеры предпочитают молчать, и как можно тише…

- Да, народ о себе старается говорить все меньше и меньше – на всякий случай. Скажешь, что все хорошо – к тебе придут, чтобы поделился. А говорить, что плохо или «как у всех» – зачем такой пиар? Плюс рынок монополизируется – значит, становится меньше покупателей информации. Если раньше я продавал новости Донгорбанку и ПУМБу, то после того, как ПУМБ купил Донгорбанк, продаю их только ПУМБу. Если раньше я продавал новости заводу имени Ильича и «Азовстали», то после покупки завода Ильича у меня тоже остался один клиент. Все оседает в одних руках, движение застывает, покупать информацию не надо – ее и так озвучат. Знаешь, если новость о том, что Кучму задержали в Жулянах была на «Укринформе», то в этой стране это что-то да значит.

Леся Ганжа, Редакторский портал

Фото Инны Соколовской




Коментарі

Додати коментар