Підписка на новини УАВПП

 
Реєстрація
Забули пароль?

Партнери УАВПП

Посольство США Представництво Програми розвитку ООН в Україні Coca-Cola MIM-Київ Незалежна Асоціація телерадіоМовників


12 лютого 2014

Юлия МакГаффи: «Я давно мечтала уйти на пенсию. Шутка»

Facebook Twitter LiveJournal

10 февраля 2014 года Юлия МакГаффи заняла должность руководителя управления информационных интернет-проектов ТСН.ua («1+1»). До этого Юлия более 13 лет работала в «Корреспонденте», 7 лет возглавляла сайт korrespondent.net. 22 ноября 2013 МакГаффи покинула свое издание, которое перешло под управление нового собственника – Сергея Курченко.

Так вышло, что накануне событий, которые стали самыми масштабными увольнениями в истории украинского медиарынка, «Редакторский портал» договорился с Юлией об интервью: запускался обновленный korrespondent.net, мы хотели обсудить кейс «Как перезапустить новостной сайт». Наш разговор состоялся 14 ноября – и был он уже не о перезапуске, но еще и не о революции, до которой оставалась неделя. Он был об информационном украинском болоте, в котором работать – особый вид спорта. Об УМХ как корабле без экипажа и о том, кому придется сложнее в таких условиях – брендам искать людей или людям искать работу. И ни слова о политике: «о драконах ни слова», говорила тогда Юля, казалось, не ожидая перемен в своей жизни с этой стороны. Она намеревалась долго отдыхать, и рассуждала, чем бы заняться: то ли собак разводить, то ли в бармены податься.

Текст не был опубликован. Потом случилась революция. Потом Юлию МакГаффи пригласили в «1+1». Мы встретились, чтобы обсудить те же вопросы, и удивиться вслух, как многое изменилось за два с половиной месяца.

14 ноября 2013

Юля, что чувствуешь, когда долго готовишь корабль к запуску (это о перезапуске сайта korrespondent.net), а в итоге приходится сказать: всем спасибо, я не лечу…

- Мы все подготовили. Все запустили. Пронаблюдали взлет из центра управления полетом. Доделали все минимальные недоделки, устранили неполадки. Все, что могу сказать – моя совесть чиста. Мне не стыдно ни за то, что полетело, ни за то, что я делала в течение 7 лет на посту главного редактора. Кстати, официально запись в трудовой книжке «главный редактор korrespondent.net» была сделана 1 декабря 2006 года.

Если вспоминать эти 7 лет, за что ты себе ставишь плюсики?

- Я собрала неплохую команду, в которой нет случайных людей. Мы единомышленники, которые разделяют информационные, а часто и жизненные ценности. Мы все время были на одной волне, а без этого я вообще не представляю, как работать. Я себе в плюс могу поставить то, что перевела ресурс в режим 24/7 – 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Мы старались по возможности не погружаться в наше вязкое информационно-политическое болото. Я часто повторяла: мы - не сельская стенгазета. Мы живем в большом мире. Поэтому на нашем сайте международка вполне могла быть и в топе, мы ее никогда не засовывали непонятно куда.

Большой процент политических новостей в Украине – не новости. Заявления. «Он ему – Она ему – А они на это им». Меня это всегда расстраивало. Но это такие тиски: их читают – мы их ставим. korrespondent.net – часть медиапространства страны. И если наше медиапространство состоит из таких сущностей, то мы не можем их не отражать. Кто-то говорит «идете на поводу у читателей». Но тут дело глубже. Мы-то как раз из тех, кто навязывал читателям и сложные темы, и неуютное чтиво. Мы старались поддержать интересный культурный проект или написать о голоде в Южном Судане, которые не принесут нам рейтингов, но мы эти тексты считали важными и смыслообразующими для современного человека в современном мире. Но что касается политических заявлений… Мы не можем их не замечать, потому что пока уровень нашей информационной и политической культуры таков. Надо либо вообще не писать о политике, либо писать это. Да, мне это не нравится. Да, мне бы хотелось, чтобы в нашей стране новости были новостями. Но мы можем лишь влиять на реальность, мы не можем ее изменить.

Кому сейчас будет сложнее: найти работу тем людям, которые ушли, или найти людей тем ресурсам, которые лишаются команд?

- У ресурсов очень сильные бренды. И есть материальная основа. Людям будет сложнее. Я не говорю в данном случае о себе. Я давно мечтала уйти на пенсию. Шутка. А ребятам придется сложно, даже несмотря на то, что они отличные специалисты.

Если сравнивать для «Корресподента» эпоху Джеда и эпоху Ложкина: в чем 10 отличий?

- Для меня это была одна эпоха. Просто сначала центром обсуждения решений был Джед Санден, а потом – Надежда Шаломова, руководитель делового направления. Для меня лично слома эпох не было. Разве что переезд в другой офис. У меня всегда на вопрос «МакГаффи, кто тебя контролирует?» был ответ «Мой начальник – здравый смысл». У меня было право на решение и собственное мнение. Возможно, это какие-то тепличные условия для украинского медиарынка, но у меня было так.

Каким был Корр в самом начале?

- Смешным. Это как вспоминать детский сад – много ностальгии. Мы сидели в офисе на бульваре Леси Украинки, у Джеда тогда были газета KyivPost и журнал «Единственная», который он вот-вот собирался продать. Это была моя вторая работа в жизни. Мы сидели с KyivPost, кое-кого я знала только по газете, а некоторых откровенно побаивалась. Нас на сайте было четверо: Я, Дарка Чепак, Олег Лысенко и бизнес-редактор. С потолка что-то капало…

В интернете до этого я никогда не работала. Я лихорадочно читала ВВС, «Эхо Москвы», «Радио Свобода», слава богу, тогда эти сайты уже существовали, и пыталась понять, что же делать мне, как редактору международки. Тогда был такой рейтинг ПИН, в котором мы боролись за 20-е место с изданием «Охота и рыбалка». Нашим главредом был Олег Лысенко, нынешний главред Бигмира, который нам по столам раскладывал распечатки с ошибками. Это было очень стыдно. А его голос «А в чем новость?» до сих пор у меня в ушах.

Что тебе дал «Корреспондент»?

- Все. Для меня это дом, семья, вся жизнь. Это как три в одном: посадить дерево, построить дом и вырастить сына.

По поводу массовых увольнений в медиа: еще вчера мне казалось, что журналистам надо оставаться на своих постах несмотря ни на что, держать свои форпосты, а вот сейчас, слушая тебя, понимаю, что ситуация безнадежна…

- Ни в коем случае. Я наемный работник. В компанию пришли новые менеджеры, профессионализм которых я не ставлю под сомнение. Они решили выстроить структуру, в которой я себя не вижу. Вот представь, что ты всю жизнь работаешь в пабе, классном, к тебе ходят люди. А тут – так получается, что твой бар решили снести и на его месте построить новый прекрасный торговый центр и тебе говорят: будешь директором торгового центра. А вот я не уверена, что хочу быть директором торгового центра. Это не моя история…

Уезжая из Украины, театральный режиссер Андрей Жолдак говорил, что выбирает между родиной и театром. Он выбрал профессию – театр. Тебе не кажется, что сейчас мы как-то слишком импульсивно и без сантиментов отказываемся от любимой профессии, журналистики?

- Понимаешь, я в последние годы гораздо меньше занималась журналистикой, больше менеджерила. Хотя korrespondent.net – дело всей моей жизни, но мне кажется, что мой уход – это возможность для себя понять, что есть еще какая-то жизнь вне «Корреспондента».

Я люблю читать. И даже после стольких лет в медиа люблю писать. Люблю кино.

Надо мной шутили, что меня из «Корреспондента» вынесут вперед ногами. А еще шутили, что подарят мне к пенсии такой симулятор – админку, в которой я сама себе буду ставить новости.

Несмотря на всю сложность для меня моего решения, это все же возможность попробовать для себя что-то, не связанное с новостями.

Иногда мне казалось, что я уже мемориальная доска на korrespondent.net – как прибили, так и держится, меня время от времени спрашивают: «Юля, а вы себя представляете кем-то другим?». Конечно, представляю… Я могу представить себя мамой. Разводчицей собак. За стойкой бара. Я не умею делать коктейли, но я научусь.

Новостные потоки – это изнуряюще. Мне это нравилось, но сейчас я решила больше этим не заниматься. По крайней мере, пока. Меня переполняют разные чувства. И мне, правда, интересно, что же случится…

В стране?

- Нет, в моей жизни. Я говорю сейчас безотносительно к политике, потому что о драконах ни слова…

05 февраля 2014

Ты читаешь korrespondent.net?

- Самым обидным за это время было прочитать на korrespondent.net интервью с Алексеем Венедиктовым и его оценку нашего увольнения. Для меня и сам Венедиктов, и «Эхо Москвы» - это столпы профессии, наряду, например, с NewYorkTimes. Поэтому это перевернуло мое сознание – мне даже в какой-то момент показалось, что это не он говорит.

Юля, напомню тебе твои слова об украинском информпространстве «вязкое информационно-политическое болото». Как оно изменилось за время Майдана?

- В новостном плане Майдан – это большой взрыв и рождение Вселенной. Новости в этой стране стали новостями. По большому счету, Украина производит для мировых новостных потоков 5 – 6 новостей в год. А тут мы стали мировым ньюзмейкером.

Все время Майдана я не работала профессионально. Но, смотри, появилась масса интересных ресурсов: Эспрессо.tv, Громадське ТВ, «Инсайдер», ГордонUA, которые генерируют очень живые новостные потоки. Всем понятно, как сложно сейчас работать с новостями: много флуда, много информационных вбросов… Но сообщения о том, что к нам летит российский спецназ или о том, что танки движутся по Бориспольской трассе уже не вызывали такой информационной истерики, как в 2004-м.

Полевая работа оттачивает редакторские навыки – тренирует быстро и качественно отделять зерна от плевел. Работа в таких непростых условиях, в напряженном режиме, с огромными объемами информации, в конце концов, приводит к качественному скачку. Кстати, Майдан – это еще и технологический скачок. Например, украинские СМИ научились работать со стримингом. Раньше этого не было. Появились увлекательнейшие журналистские проекты в соцсетях. Я имею в виду в первую очередь мою коллегу по «Корреспонденту» Кристину Бердинских и ее проект  #Єлюди #maidaners. Раньше social media journalism в Украине серьезно не рассматривали, а сейчас Кристинин проект уже готовы переводить на 20 языков мира.

Одним словом, для любого информационщика Майдан – это профессиональный мастер-класс.

А ты не жалеешь, что в такое интересное время ты не у руля?

- Во-первых, я никогда ни о чем не жалею. Во-вторых, так сложились обстоятельства. Зато это позволило мне проводить много времени в гуще событий, а не в ньюз-руме, как это было в 2004-м, к примеру. Помаранчеву революцию я видела краем глаза – заезжала ненадолго поздно вечером, а утром снова спешила в редакцию. Эта революция уже не прошла мимо – почти все революционные события стали фактами моей личной биографии.

Как раз накануне революции многие люди ушли из профессии, были массовые увольнения в вашем холдинге, в частности… Как это, по-твоему, отразилось на освещении событий?

- Все мои коллеги что-то так или иначе делали. О Кристине Бердинских я уже сказала. Борис Давиденко, экс-Forbes, и Виталий Сыч, экс-Корреспондент, писали для украинских и западных медиа. Ирина Соломко укрепила Громадске радио. Настя Береза работает в «Украинской правде». Мои ребята ушли на Эспрессо.tv, на канал «24». Никто не пропал. Поэтому на твой вопрос я бы ответила отрицательно.

Когда мы говорили в ноябре, то я тебя спрашивала, кому будет сложнее: людям найти работу или ресурсам найти людей. Теперь спрошу иначе: кому оказалось сложнее…

- Ресурсам. Жизнь преподнесла сюрприз.

А ведь все рациональные факторы были за них – крепкие бренды, высокие зарплаты…

- Я бы не хотела оценивать работу бывших коллег. Те команды, которые ушли, формировались годами. За два месяца сформировать новые сильные команды – невозможно. Это только кажется, что все было в прошлой жизни, но на самом деле прошло совсем мало времени.

В ноябре ты была решительно настроена долго отдыхать. Насколько на твое решение вернуться в профессию повлияли изменения в политической жизни страны?

- Я бы избегала прямых зависимостей. Да, в новых условиях работать интересно. Но на меня больше повлиял масштаб и объем задач, которые будут стоять передо мной в Tsn.ua. Есть возможность поработать, имея за плечами огромную фабрику видеоконтента. Это интересно, особенно учитывая то, что я еще ни разу в своей жизни так близко не приближалась к телевидению. Это новое, а новое – это challenge и возможность учиться.

Леся Ганжа, Редакторский портал




Коментарі

Додати коментар