Підписка на новини УАВПП

 
Реєстрація
Забули пароль?

Партнери УАВПП

Посольство США Представництво Програми розвитку ООН в Україні Coca-Cola MIM-Київ Незалежна Асоціація телерадіоМовників


18 вересня 2013

Как видит будущее медиа сооснователь Twitter Эван Уильямс

Facebook Twitter LiveJournal

Продолжая серию серьёзных материалов о развитии СМИ, медиа и журналистики, TJournal публикует перевод колонки Грегори Ференштейна в TechCrunch о взгляде на индустрию одного из самых опытных «отцов» современных медиаплатформ. Сооснователь Twitter и создатель Blogger Эван Уильямс рассказывает, как он видит будущее медиа в своём новом детище, платформе Medium.

У соучредителя Twitter Эвана Уильямса созрел амбициозный план: заменить нашу привычку читать новости урывками привычкой знакомиться с наиболее важными идеями согласно интеллектуальному алгоритму. В любом другом случае такая идея показалась бы утопичной, но её высказал человек, являющийся одним из немногих первопроходцев в интернете, которым не раз удавалось разрывать шаблоны в медиа-индустрии.

Ещё до того, как Twitter стал основной платформой распространения новостей, первый проект Уильямса, Blogger, уже был заслужившей имя платформой для нового поколения независимых блогеров, бросивших вызов крупным существующим СМИ.

Что самое главное — Medium, его новая платформа для публикации в первую очередь длинных новостных статей, быстро завоевала популярность и дурную славу. Всего за несколько месяцев самые популярные статьи Medium стали появляться в заголовках на главных страницах и получают миллионы просмотров. В нашем мирке под названием «Силиконовая Долина» авторы Medium регулярно становятся темой обсуждения среди Интернет-элиты.

«Сторонний проект сооснователя Twitter существует вот уже год, но по-прежнему остаётся загадкой» — недавно написал Алексис Мадригал в The Atlantic, в очередной раз пытаясь понять новый загадочный проект мультимиллионера.

И вот, впервые после запуска бета-версии Medium в прошлом году на нашей конференции TechCrunch Disrupt, Уильямс готов поговорить.

Новостной «шлак» против книги

Уильямс целится в самое больное место новостной индустрии: необходимость беспрестанно создавать огромное количество новостных поводов, чтобы заставить читателей чувствовать потребность в ежедневной порции новостей.

«Новости как таковые в большинстве своём не имеют смысла, и многим людям было бы гораздо лучше проводить время, читая меньше новостей, но больше идей, которые имеют долгосрочное влияние», — сказал мне Уильямс во время интервью, проходившего в помещении временного офиса Medium на Market Street (на время пока два верхних этажа подготавливают к размещению его растущего штата). «Даже если это будет вымысел — всё равно будет лучше».

И это правда. Ежедневные новостные ленты не просвещают Американскую демократию. В исследовании с подходящим названием «Есть ли смысл у СМИ» группа экономистов приходит к выводу, что даже если попросить выборку граждан читать Washington Post, это не приведёт к получению ими «политических знаний, чётких мнений или каким-либо последствиям в данных об избирателях, в т. ч. во время опросов после выборов».

Новостей самих по себе, очевидно, недостаточно для того, чтобы сделать общество более информированным.

Вместо этого, говорит Уильямс, граждане должны заново настроить свои предпочтения в потреблении информации – в пользу более вдохновляющего контента. «Опубликованные в письменной форме идеи и истории меняют нашу жизнь», — утверждает он, вспоминая своё детство, когда он был зачарован книгами, что и привело его к идее связать свою жизнь со СМИ. А интернет «даст ещё больше свободы, и вдохновение от знаний, получаемых из книг, приумножится, освободится и раскроется миру; и мир станет лучше во всех отношениях».

В видении Уильямса общество читает с целью просвещения; новости нужны только в той мере, в какой они делают нас более информированными и вдохновлёнными.

Вдобавок к улучшению качества контента, писать новости должны профессионалы. «Те консерваторы, что отрицают изменение климата — вот первый пример того, как СМИ не исполняют свои обязательства по информированию общества», — говорит Эван. Правда, в течение нашего диалога о глобальном потеплении Уильямс так и не объяснил, каким образом профессиональные авторы могли бы решить эту проблему. Правда, несложно представить, как трудно будет СМИ найти авторитетного автора, который мог бы убедить публику в обратном, когда почти все учёные-метеорологи верят в антропогенное глобальное потепление.

На самом деле Уильямс не был слишком осторожен в своих высказываниях по поводу меня и моих коллег, особенно утверждая, что «состояние блогов о технике просто удручает: это полный шлак». Я попросил у него объяснений, стараясь не выглядеть оскорблённым. Он дипломатично уточнил: «Причина, по которой большинство блогов о технике плохи, в том, что люди, которые пишут для них, на самом деле не очень понимают то, о чём пишут. Именно поэтому я хочу поменять наше представление о профессиональном писательстве. Во всяком случае, расширить его».

Занимая чёткую позицию в длительной дискуссии между журналистами и инсайдерами индустрии, Уильямс говорит, что еженедельные колонки известных бизнесменов в TechCrunch «куда более ценны», нежели некоторые ежедневные новостные сообщения, которые пишутся репортёрами с небольшим опытом работы в бизнесе.

Тем не менее, Уильямс дал понять: «Пожалуйста, не думайте, что Эван считает технические блоги шлаком и поэтому исправляет ситуацию посредством Medium. Люди будут публиковать шлак и на Medium».

Уильямс упомянул ряд непопулярных постов на Medium, которые были более чем элитистскими и распространяли дезинформацию. Предприниматель Петер Ши из Силиконовой Долины написал «10 вещей я ненавижу в тебе: выпуск из Сан-Франциско». Статья была раскритикована за пропаганду крайнего женоненавистничества и чёрствости по отношению к бездомным в Силиконовой Долине. Был ещё один случай, когда Мишель Каталано написала пост о том, что якобы гнусные государственные шпионы изъяли её компьютер после того как она поискала в Google «рюкзаки» и «пароварки». Оба этих поста были впоследствии откорректированы и получили опровержение на Medium и в ряде других СМИ, но Уильямс не стал пытаться повернуть реакцию в свою пользу.

«Люди будут публиковать ерунду на Medium… и что? Ерунда есть и в Twitter. И в блогах. И в интернете вообще. И если мы попытаемся избавить интернет от всякой ерунды, интернет перестанет быть важным», — говорит он с оборонительной ноткой в голосе, которая явно не соответствует его позе — откинувшись на спинку стула. «Система работает тогда, когда есть отличный материал, который бы иначе не увидел свет и не получил бы такого внимания».

В таком случае, каким образом Уильямс предлагает выдвинуть на первый план качественный материал?

Медиум для привлечения хороших идей

«У каждого есть история или инсайдерский взгляд, достойные распространения, просто не всегда есть средство их опубликовать», — добавляет экс-редактор Wired Эван Хансен, главный редактор Medium, ответственный за разделы о технике, науке и бизнесе. Medium видит себя как гибрид между профессиональными изданиями вроде The New York Times и открытыми блогами как The Huffington Post (которым, как и TechCrunch, владеет компания AOL). Medium хочет стать платформой для каждого, у кого есть правдивая идея, которую имеет смысл вирусно распространять.

Предприниматель Ник Крокер, учредитель стартапа, посвящённого здоровью, вряд ли мог подумать, что его незамысловатый пост про прогулку по супермаркету получит более 1 миллиона (!) просмотров. Статья под названием «Мир сходит с ума» содержит множество фото, и представляет собой рассказ от первого лица о походе за молоком через ряды стоек с химически модифицированными сладостями в гигантских упаковках. Именно наглядность изображений явно демонстрирует скрываемое разочарование американского общества по поводу кризиса здравоохранения – медицинские новости, напичканные статистическими данными, этого сделать не могут.

Ещё один пример – Аарон Соломон обратил общественное внимание на то, как приложение для вызова такси, Uber, ненароком спровоцировало подъём цен во время летнего шторма в Торонто. Некоторые издания тоже осветили этот позорный инцидент, но они не получили такого же вирусного распространения, как статья «Правило: не будь уродом» невинного свидетеля, возмущённого ростом цен.

Самое важное, оба этих поста были написаны в самый пиковый момент. На Medium не нужно регистрировать страницу, пробираться сквозь дебри опций, подстраивать график написания постов. Вы просто пишете. «Это порыв, тот порыв, который убивается необходимостью искать поддомен и шаблон», — объясняет Уильямс.

Исключительная простота Medium как платформы для постов уже получает хвалебные отзывы от уважаемых писателей и дизайнеров. Medium — это «лучшее средство для написания постов в Сети, вообще никаких усилий», недавно написала Джули Жуо, дизайнер Facebook, в посте на Medium про Medium (очень метафизически): «Ты сразу видишь, как будет выглядеть твой пост. Никаких переводов, никакого печатания в область, выделенную жирным шрифтом, и догадок — правильно ли будут отображены апострофы и смайлы».

Автор технической колонки в New York Times Ник Болтон тоже хвалит Medium. «Мне правда нравится Medium: это один из тех редких случаев, когда технологии остаются за кадром», — написал он мне по электронной почте. «Я бы с удовольствием заменил WordPress на Medium на моём личном сайте». На счастье WordPress, Medium не планирует становиться обособленной платформой для блогов, но может стать приютом для случайной музы в блогосфере у тех, кому не хочется возиться с созданием блога.

В то же время, понятно, что однократные вирусные посты – не могут стать прочным основанием для Medium. И поэтому был выделен серьёзный бюджет на профессионально написанные истории в журнальном стиле. Недавно был размещён пост в 10 тысяч слов, достойный того, чтобы снять по нему фильм — о 62-летнем спецназовце, чья жизнь была богата на события, включая даже миссию по возврату с приисков в Перу золота в слитках стоимостью 3 миллиона долларов. «Наёмник» написан тем же известным автором, чья статья «Арго» в журнале Wired от 2007 года об освобождении иранских пленников была инсценирована и получила награду киноакадемии. Epic, студия-партнёр Medium, обещает ещё 5 захватывающих историй на протяжении следующих 18 месяцев.

Военный корреспондент, Дэвид Акс, тоже размещает на страницах Medium тяжеловесные длинные объяснения о наводящих страх военных технологиях. Несмотря на скрытое отторжение Medium по отношению к профессиональным писателям, он явно хочет инвестировать в развитие публичного интернет-журнализма.

«Я всегда чувствовал, что нельзя быть серьёзным брендом в СМИ и обходиться без больших дорогих сенсационных новостей», — объясняет Хансен. «Если вы постоянно ставите себе только низкие цели, рекламодатели не захотят иметь с вами дела. Люди, имеющие деньги, влияние и власть в тех сферах, о которых вы пишете, не будут вас читать. И вас вроде как вообще нет».

Хансен говорит, что Medium пока что ещё экспериментирует. И чем бы это ни закончилось, Medium очевидно хочет стать приютом для каждой смелой вирусной идеи и готов бульдозером сметать любые финансовые и технические барьеры на дороге писательства.

Но, даже если авторы захотят писать на Medium, как читатели найдут их, если издатель всё ещё загадочен?

К черту количество просмотров страницы

Редакторы традиционных новостных источников зарабатывают свою репутацию тем, что умеют интуитивно определять, что привлечёт взгляд читателя к их сайту. Но эти редакторы не знают, действительно ли читатели становятся более информированными.

Уильямс считает, что у Medium есть ответ: интеллектуальный алгоритм, предлагающий истории, основываясь на том, сколько времени пользователь тратит на чтение определённых статей (которые он впервые обсуждает публично). Подобно тому, что Pandora сделала для поиска музыки, новый интеллектуальный куратор Medium нацелен на то, чтобы улучшить старую добрую систему ручного поиска по Интернету и вопросов к другим по поводу того, что можно почитать.

В самом алгоритме заложен приоритетный учёт времени, потраченного на статью, нежели просто количества просмотров страниц. «Потраченное время само по себе не представляет ценности, но в мире, где у людей есть неограниченные возможности выбора, это достаточная мера того, что ценно для людей», — объясняет Уильямс.

Честно говоря, мы знаем, как много времени читатели тратят на статью: мы в курсе, что менее 60 процентов прочтут больше половины статьи, а большая часть почти ничего не прочтёт. «Я буду краток, потому что вы вряд ли здесь недолго. Вот я уже и потерял многих из вас», — пошутил автор технической колонки Slate Фархад Манжу в сатирической статье с говорящим названием «Вы не дочитаете эту статью: почему люди не читают в Сети до конца».

Но так как рекламодатели платят за количество просмотров страниц, есть стимул стремиться к количеству кликов вне зависимости от качества контента.

Например, после скандального выступления Майли Сайрус перед впечатлительной юной публикой на церемонии MTV Video Music Awards, The Onion блестяще раскритиковал решение CNN поместить новость об этом бурлеск-шоу на первый план.

«Вы можете спросить, почему сегодня утром главной темой, которую обычную посвящают важным новостям внутренней или внешней политики, стал вопрос “Представляете, что сделала Майли Сайрус?” с подзаголовком “Она крутит пятой точкой, на VMA все в шоке”?», — пишет The Onion, пародируя редактора CNN. «Ответ очень прост. Это была попытка заставить вас кликнуть на CNN.com, чтобы добавить нам интернет-трафика ради увеличения нашей прибыли от рекламы. Ничего такого, честное слово вообще ничего, что было бы как-то связано с важными событиями дня или идеей о том, что журналистика может быть мощной силой, меняющей мир к лучшему».

Ещё одно блестящее проявление ответной реакции в интернете: Майли Сайрус танцует твёрк напротив важных тем.

Полагаю, что большинство тех, кто работает в новостной индустрии, были бы только рады, если бы аудитория нуждалась исключительно в содержательных историях. Но дорогой контент с относительно небольшим количеством просмотров не приносит дохода. Так как же планирует зарабатывать без рекламы Medium?

«Люди интернета» и финансовая стабильность

Если коротко – никто толком не знает. «Ну, он будет какое-то время устойчивым. Так что, думаю, доход пока только в проекте», — говорит Хансен спокойно, демонстрируя, как мало внимания на данный момент уделяется в Medium вопросам монетизации.

Одна из возможностей — продавать электронные версии книг по их кинематографичным статьям. Какая-то часть читателей может быть готова платить за удобство в виде Kindle-версии «Наёмника». Но трафик должен быть просто невероятным, чтобы такой вариант приносил реальную прибыль. Количество просмотров «Наёмника» было нормальным. «Это не снесло крышу», — признаёт Хансен, учитывая другие публикации на Medium, которые получили миллионы просмотров.

Другие варианты монетизации — лицензирование их технологии и разделение прибыли с существующими брендами в СМИ, которые хотят размещать истории на и с Medium (Mother Jones разместил несколько историй на Medium, а Gawker целиком перепостил популярные публикации Medium на своём сайте).

Несмотря на то, что у Medium пока нет чёткого бизнес-плана, сумасшедший метод — думать сначала о продукте, и только потом о деньгах — тоже имеет право на существование. Уильямс делит бизнесменов Кремниевой долины на тех, кто успешно управлял своими компаниям во время активного развития интернета («люди эпохи интернета») и тех, кто запаковал свои пустые чемоданы и ушёл («люди эпохи доткомов»).

Он объясняет, что «люди эпохи интернета» любили интернет: «Нам нравились возможности и нам нравилось творить и мы были там, чтобы творить; мы были в интернете не ради денег». Когда пузырь лопнул, «люди интернета» остались, и именно они создают (очень) доходные продукты, которыми мы все сегодня пользуемся. «Люди интернета» более жизнеспособны, ведь они продолжили двигаться вперёд. Потому что им хочется творить, интернет их привлекает своим творческим потенциалом. Они не испугались, когда показалось, что интернет не станет способом обогащения», — объясняет Уильямс. «Они были настойчивы».

Оптимистичное видение, которое помогает Уильямсу быть настойчивым

«Думаю, многим было бы лучше, если бы большее количество людей делилось своими идеями», — говорит Уильямс. Если рассматривать в таком ключе, Medium — это просто следующий логический шаг в цикле трёх продуктов Уильямса, целью которого является проникновение в мир хороших идей. Blogger помог открыть двери «блогерам в пижамах», чтобы они могли конкурировать с медиа-магнатами. Спустя несколько лет Twitter предоставил возможность заявить о себе любому, кому было что сообщить миру, использовав 140 символов.

И вот теперь, чтобы круг замкнулся, Medium нацелен на то, чтобы сделать вирусную информацию более наполненной смыслом — надежда в ящике Пандоры в сфере коммуникации. «Довольно оптимистично предполагать, что нам удастся построить систему, в которой хорошие вещи будут сверкать и привлекать внимание. И что будет аудитория, нуждающаяся в идеях и историях, затрагивающих чуть больше, чем просто самые базовые потребности человека».

Или, в сущности, самую большую ставку Medium делает на то, что «люди будут читать длинные публикации — они будут много читать». И что на этом можно сделать бизнес.

Этот материал является переводом оригинальной колонки Грегори Ференштейна «Twitter Co-Founder Evan Williams Lays Out His Plan For The Future Of Media» на TechCrunch.

tjournal.ru




Коментарі

Додати коментар